Боброва спросили по приезду в Стокгольм, что он знает о канадцах.
Всеволод ответил: "Только одно: мы их совсем не знаем"...

Журнал "Российский хоккей" 2007
фрагмент интервью с Александром Георгиевичем Комаровым
— К первому чемпионату мира как готовились?
— В Швеции товарищеские матчи играли. Выиграли Кубок Ахерна. 
Прощупывали. Смотрим — вроде мы посильнее… Боялись только, 
что не нам судьи подсвистывать будут. Тарас прямой был. В Чехии 
наш Старовойтов судит ни нашим, ни вашим, — так крик со скамейки: 
«Куда ты смотришь?!». Какой судья нас за такое любить будет?
— Играли вы, по фотографиям судя, в танкистском шлеме?
— Точно, у меня и Мкртычана. Какой в каптерке остался. В нем удобно, 
уши закрыты. А у Боброва велосипедный был. На чемпионате мы только 
канадцев не знали, хоть обыгрывали их как-то в Копенгагене. 
Почувствовали, что за народ.
— Что?
— Сумасшедшие. Летят на шайбу. Заметишь его краем глаза, тормознешь — 
в борт влетает, с треском… И пусть, и — хорошо! А как
до взвешивания дошло — у канадцев кто 110, кто 120 кило. Мкртычан встает 
с баулом — 80! Хлыстов — меньше! Я — 65! 
В шведских газетах карикатуры на нас рисовали. Писали, что белые медведи
по Москве ходят. В витринах куклы-хоккеисты, так мы — самые маленькие. 
Меньше швейцарцев. Покупать не стали. Зато после первых игр 
автографы у нас стали брать… А меня персонально против Тумбы поставили.
— Вы — персонально?
— Да. И против Боброва играл, Тарасов научил. Я к борту тесню, 
Сологубов шайбу отбирает. И ничего Бобров сделать не мог. 
Бабич в том матче Сологубову живот пропорол коньком, насилу откачали. 
Прямая кишка лопнула… Бабич майором был, так его в капитаны разжаловали. 
Следующий матч с ВВС в Москве играли, тоже выиграли, так Бобров 
от обиды сел в автобус и один уехал. А вся команда пешком брела. С баулами.
— Тумба ничего не сделал?
— Вообще ничего. 1:1 сыграли. Две случайные шайбы, как Пучков сказал. 
С канадцами в финале я не играл, зато на банкете Тумбу встретил. 
Тот мне свою медаль чемпиона Швеции протягивает: «Никто так меня не 
прихватывал!» А потом Чернышев с подносом показался, на нем лежат 
медали чемпионов мира. Налетели, хватаем — боялись, на всех не хватит…
— Сохранилась шведская?
— Нет. С женой разошелся, все у нее осталось. 
В одном военном платье я из дома ушел, ничего не взял.

***

— Рано вы с хоккеем завязали!
— Готовился к Олимпиаде 1956 года, после тренировки Чернышев
 подтягиваться заставил. Кто больше всех — от кросса освобождается. 
Я и подтягивался здорово, и бегать любил — все выполнил. 
Потом в бассейн прыгнул, вода ледяная, горная — и все связки полетели, 
все хрустнуло… Отдыхающие меня выловили. Вся нога синяя. Пока восстанавливался, 
Чернышев подходит, виновато: «Саша, извини…». Остался без Олимпиады. И закончил.
— 15 тысяч премиальных рублей за Швецию на что истратили?
— Я «Победу» мечтал купить, уехал куда-то — а жена все на мебель истратила.

индекс | состав | интервью | мемуары | фото | пресса | видео | ссылки
54 / 55 / 56 / 57 / 58 / 59 / 60 / 61 / 62 / 63 / 64 / 65 / 66 / 67 / 68 / 69 / 70 / 71 / 72 / 73 / 74 / 75 / 76 / 77 / 78 / 79 / 80 / 81 / 82 / 83 / 84 / 85 / 86 / 87 / 88 / 89 / 90 / 91 /





Rambler's Top100